http://forumfiles.ru/files/0014/ce/cd/46538.css
http://forumfiles.ru/files/0014/ce/cd/18099.css

Marauders: Pumpkin juice!

Объявление

31.10.2015 Поздравляем всех с переходом рубежа в 100 000 сообщений! Ура нам! )) Автор знаменательного сообщения Кассандра Нотт получает приз ))

21.09.2015 Перекличка объявляется завершенной. Всем господам и дамам, получившим крестик в профиль, Тыквобог напоминает, что радостно примет их назад в свои объятия, если до прихода нового претендента они успеют раздать все долги.

7.09.2015 Тыквобог объявляет очередную перекличку )

17.08.2015 Предавшись ностальгии о своем почтенном возрасте, Тыквобог приглашает всех поговорить о своих любимых эпизодах и не только, ну и поздравить его, само собой )

10.08.2015 Записавшимся в конкурсы Sapienti sat и Я - это ты, ты - это я уже можно приступать к делу: жеребьевка свершилась, время пошло )

1.08.2015 Тем, кто пропустил призыв Тыквобога, напомним: четырехлетие Сока ознаменуется конкурсами и не только. Тыкве нужен ваш энтузиазм! )

9.07.2015 Сим напоминаем, что Тыквобог приглашает всех поучаствовать в торжественном обмене подарками и осчастливить друг друга )

15.06.2015 Очередное обновление матчасти, за которое мы благодарим леди Блэк, можно найти здесь. Особенно рекомендуем чистокровным волшебникам )

1.06.2015 В матчасть внесены долгожданные обновления, за подробностями просим пожаловать сюда )

28.05.2015 У нас появилась возможность смены дизайна (см. левый верхний угол), за которую мы снова благодарим Алекто )

20.05.2015 Тыквобог по-прежнему ищет желающих помочь ему с проектом "А знаете ли вы...", и чем больше, тем лучше ) Спонсор этого объявления - Алекто Кэрроу, которая обещает дополнительные графические плюшки за каждые три штуки идей ).

18.05.2015 Внимание! Специально для любителей жить быстро и умирать молодыми! Теперь персонажи акции #006 "Born to die" принимаются по пробному посту.

8.04.2015 Сим Тыквобог уведомляет, что написавший пост №77777 получит приз, который может ему здорово пригодиться )

9.03.2015 В честь весны и в связи с тем, что нашелся человек, готовый покорить фотошоп во имя Тыквобога, у нас новый тыквенный дизайн. Спасибо Алекто! )

14.02.2015 По случаю Дня Святого Валентина Тыквобог призывает всех любить друг друга в рамках нашего многообещающего рейтинга в специальной теме! Чтобы свою любовь мог выразить каждый независимо от прописки на Соке, тема открыта для гостей, анонимов и вообще всего интернета. Make love! )

22.12.2014 Начат долгожданный квест Кто ищет - найдет! Дорогие участники можете начинать игру, следите за очередностью в пункте таблицы Your turn и не забывайте о правилах. Вдохновения!

08.12.2014 Сегодня у нас начинается Рождественская лотерея! Подключайтесь, будет весело )

02.12.2014 Вниманию наших завсегдатаев и гостей форума представляется небольшой зимний подарок от администрации. Наконец-то результаты обсуждений в нашей любимой теме Тонкости магического мира. Живое обсуждение были собраны и систематизированы. С ними можно ознакомиться в теме Тонкости магического мира. Выводы.

25.11.2014 Дорогие гости! Специально для вас на нашем форуме появилась интереснейшая тема Стану нужным персонажем. Налетаем, разбираемся и добро пожаловать!

12.11.2014 Стартовала запись в квест Время собирать камни. Налетайте скорей! )

31.10.-01.11.2014 Ю-ху! И сегодня ночь Хэллоуина! А это значит, что у нашей дорогой Тыквы именины! Спешим все ее поздравить, а так же ... Конфеты или смерть?)

02.09.2014 Внимание! Night's Watch уже готов к запуску. Всем занять удобные места и успешно оседлать вдохновение ;)

01.09.2014 Самые свежие новости и самая новая информация об обновлениях уже здесь! И напомню, до тыквенного дня осталось всего ничего!)

27.08.2014 А кому подарков от Тыквы? Аттракцион невиданной щедрости, правила упрощены до беспредела!

24.08.2014 А мы снова открыли ПЕРЕКЛИЧКУ. Она даже содержит нововведение, так что читаем ее правила и отмечаемся!

07.07.2014 Итак, тыковчане, через два месяца у нашего замечательного форума день рождения! Конечно, мы собираемся радоваться и подносить дары нашему Тыквенному богу, но также у нас будет организована игра с подарками для всех форумчан. Спешите записаться и получить свой подарок! Только раз в году

18.06.2014 На всеобщее обсуждение выложена идея квеста с основателями. Да и не одна, а целых четыре штуки! Читаем, обсуждаем, выбираем и, наконец, играем!

25.05.2014 Тадаам, мы поставили новый дизайн. Надеемся, что он будет вам по душе. Но если у кого-то есть какие-либо замечания или пожелания по этому поводу - не сдерживайте себя, высказывайтесь, нам важно услышать ваше мнение!

02.05.2014 И наконец-то мы благодарим нашего всеми уважаемого начальника аврората Аластора Муди за то, что он написал для нашего форума две замечательные темы! Спасибо Вам большое! Вы просто best of the best!

27.04.2014 Наш дорогой Рим, мы искренне поздравляем тебя с Днем Рождения! Пускай тебе всегда во всем улыбается удача и жизнь бьет ключом!

01.04.14 Поздравляем всех с 1-ым апреля! Надеюсь все сохранили исходники своих аватарок хDDD И да возрадуемся же мы розовому дизайну, и возрадуемся еще больше тому, что он на один день!

17.03.14 Всех с Днем Святого Патрика! В честь чего наш зеленый дизайн на время вернулся. Берегите эль свои глаза, друзья, и упарывайтесь с нами!)

13.03.14 Друзья! Предлагаем вам поучаствовать в конкурсах по случаю приближающегося дня св. Патрика! Да льется эль рекой! И цветет счастливый клевер вечно! х)

27.02.2014 Расширяем горизонты своей фантазии! И все дружненько участвуем в конкурсе Наша демократия цветет, процветает и никогда не загнется. В подарок гарантированы пучок добра и щепотка всевластия х)

25.02.2014 Вы мечтали когда-либо почувствовать себя в роли допросчика? У вас есть отличный шанс: мы вновь начали "мучить" наш коллектив игроков в 5 вечеров! Надеюсь, каждый знает ее правила. Действуем же, господа.

07.02.2014 Да здравствует упоротость! В наших светлых головах возникла очередная гениальная идея, так что спешите с ней ознакомиться в теме Альтернативный квест "Любовь зла или настоящая история семейки Адамс"

29.01.2014 У нас произошли некоторые изменения: например, подчищены неактивные игроки. А это значит... О да! Некоторые весьма интересные роли освободились. Лили Эванс и Джеймс Поттер вновь свободны. А мы их очень ждем.

01.01.2014 С НОВЫМ ГОДОМ, НАШИ САМЫЕ ЛЮБИМЫЕ! СЧАСТЬЯ, УДАЧИ И ВСЕГО САМОГО ХОРОШЕГО ВАМ В НОВОМ 2014 ГОДУ! ПУСКАЙ ЛОШАДКА ПРИНЕСЕТ ВАМ ЧТО-ТО ДОБРОЕ И СВЕТЛОЕ)))

11.11 Сегодня такое красивое число, а значит, время поздравлять нашего блудного (но вернувшегося) Блэка с днем рождения, пожелать побольше ему косточек и пусть все его чистокровные гриффиндорские мечты сбудутся! Tanti auguri a te, la torta a noi)

15.10 И всех-всех, кто хочет оставаться с нами, убедительная просьба отметиться в Перекличке!

14.10 Та-да-да-дам, а у нас намечаются кардинальные реформы! С изменением года в игре, системы игры, ну и так по мелочи...дизайн, например, тоже обещает вот-вот обновиться. Так что у нас эпоха Реформации! Ура-ура!

04.10 Дорогие игроки! Администрации очень важно знать ваше мнение, не будьте равнодушными и выскажите ваше мнение в Настало время перемен.
А так же поздравляем двух наших любимых админов Лео и Каро с Днем Рождения! Мы вас любим!

26.09 Кто бы мог в это поверить, но, друзья, мы пробуждаемся от летней спячки. Да здравствует осеннее пробуждение!

28.07 Тельняшки у нас забористые))

06.05 Нас мало, но мы в тельняшках ^_^

14.02 Любовь! Она не просто слово,
Что может быть других звучней. (с)
Наша тыквенная администрация поздравляет себя и других с Днем св Валентина! Мы любим вас, честное тыквенное ¦ И посему дарим новую акцию Action #005 "About Love"

27.01 О, да! Админское радио снова играет и объявляет о новом квесте. Вы аристократичны от мозга до костей и вам не терпится показать свою новую мантию? Тогда у вас есть отличная возможность! Побывайте на помолвке Люциуса Малфоя и Нарциссы Блэк, поверьте, это будет незабываемо! Записывайтесь в Квест "Аристократия - это судьба"

25.01 По данным RPG TOP наша ролевая стала 19-ой в категории форумные игры по мотивам литературных произведений (книги о Гарри Поттере)! Спасибо вам, дорогие игроки, за это! Но мы же можем больше! Так ведь? х)

14.01 Теперь Новый год наступил уж наверняка, и мы можем спокойно выползать из беспробудного веселья и приступать к делам, не правда ли, студентишки, пожиратели, да кучка пепла, оставшаяся от добра и света?) Всех с отшумевшими праздниками и удачного возвращения к рабочей действительности (;

31.12 Единственный день в году, когда срочно надо доделать все дела, дабы не оставлять их на следующий год. Суета сует. А еще отовсюду сыплются поздравления. Что же делать? Что же делать? Спокойствие! Выпейте тыквенного сока и собирайтесь в гостиных, дабы отпраздновать пришествие необычного 13го гостя! С Новым Годом, господа тыквенные!

25.12 Вы слышите, как звенят колокольчики? Это сани Санты проносятся над Хогвартсом! Только вместо обычных рождественских северных оленей у него в упряжке... фестралы. А сам Санта больше похож на Хагрида. Хохохо! Веселого Рождества!

03.12 Поздравляем всех с наступлением зимы! Одеваемся теплее, пьем горячий чай, заряжаемся новогодним настроением и давайте устроим здесь настоящий сказочный праздник!

Где-то в полночь 31.10-01.11Приглашаем вас к праздничному... кхм... столу-отыгрышу! Только для вас и только в честь этого Хэллоуина: Чисто Хэллоуинские сказки.

31.10-01.11 "This is Halloween. this is Halloween. Pumpkins scream in the dead of night!"(c) Всем кошмарного Хэллоуина! =)

04.10 Сегодня у наших замечательных Элеоноры Старк и Каролины Флинт день рождения! Поздравления, фейерверки, хлопушки - справляем, господа! Пусть у вас, дорогие, все будет прекрасно: успехов во всех начинаниях и делах, железного здоровья, крепких нервов, счастья, радости, прекрасных встреч! Мы вас любим и поздравляем! Ураааа))

24.09 На нашем любимом Pumpkin juice стартовала новая акция! Гости, Вы еще не записались в партию Чипа и Дейла? Тогда вам как раз сюда!

16.09-17.09 Парам-пам-пам. Маленькие и радостные обновления по случаю целого года и смены сезона!

05.09 Праздник праздником, а мы объявляем сентябрьскую перекличку! Всех игроков просим обязательно отписаться в данной теме)

04.09 А нам сегодня ровно год! Разве это не повод пулять в друг друга воздушными шариками и устроить настоящий кавардак? Конечно, повод! Отрываемся, друзья мои! Но не забываем и о маленьких островках ответственности: квесты, топы и тд) Всем добра
PS: Сириус Блэк! Ты по-прежнему в розыске!

29.07 Спешите, так как стартовал новый квест для изощренных любителей природы! Вы всегда мечтали чтоб новый вид животного назвали вашим именем? Так не опоздайте же. Квест "Криминал в дикой природе!" Так же на ролевой освободилась роль Сириуса Блэка, одного из самых завидных женихов Хогвартса и отъявленного сорванца!

10.07 Ищите острых ощущений? С наслаждением думаете об очередном нарушении правил? Мечтаете об отдыхе в запретной зоне? Тогда вам сюда! Квест "Пир во время чумы!

09.07 Граждане! Спешите принять участие в новом квесте "А ты записался в студенческую партию Шерлоков Холмсов?"

02.07 О радуйся, народ! Мы поставили летний дизайн!
Гости! А вы знаете, что на этом форуме свободны роли Лили Эванс и Джеймса Поттера? Советую об этом серьезно подумать!

30.05 Администрация объявляет, что скоро эпоха Застоя таки сменится эпохой Перестройки, поэтому, господа, не расходимся, крест на форуме не ставим и с нетерпением ждем, когда же Рим и Блэк оторвутся от учебы и возьмутся за реорганизацию всего. Желаем вам приятного и недолгого ожидания!

29.03 Все, кто по тем или иным причинам до сих пор не вступил в основную игру, большая просьба написать об этом в ЛС администраторам: Сириусу Блэку или Эдриану Риму! Те, кто потерял своего партнера\заждался до изнемождения, тоже пишите нам! Чем быстрее напишете, тем скорее мы решим вашу проблему! И всех с загулявшим началом весны!)

13.03 Не забываем обсуждать дальнейшую стратегию игры (у кого практически закончен квест!)

01.01 Открыта перекличка, которая продлится до 15 января (чтобы все успели вернуться из новогодних отпусков, каникул и прочих радостей). Прошу отписаться в ней всех, кто хочет остаться с нами и дальше)

26.12 Ну что ж, зимний снежный дизайн мы поставили, постарались создать теплое рождественско-новогоднее настроение) С наступающими праздниками, дорогие игроки!

27.11 Дорогие Реван, Цисси, Белла и Рем! для вас написан третий квест. Читайте, думайте и пишите свое мнение, чтобы мы уже могли его запустить.
Квест №3 "Недетская переделка"

11.11.11 Та-да-да-дам, мы сменили диз. Сам удивляюсь, как оперативненько мы это сделали, наверное, просто желание было слишком сильным) В любом случае, наслаждаемся! И я не могу пройти мимо числа 11.11.11, оно должно остаться в нашей истории!

05.11 Итак, неделя Хэллоуина прошла, и мы вернулись к прошлому дизайну. Честно говоря, я надеюсь, что мы его тоже сменим, поскольку поднадоел уже. Но это будет чуть позже.

03.11 Хеллоуина должно быть много! Поэтому продолжение следует. Не пугайтесь, у вас не глючит компьютер, а ваши собеседники не сошли с ума. Потому что... да здравствует праздничная цензура!

28.10 Объявляется неделя Хеллоуина! Давайте все будем радоваться, глядя на этот оранжевый позитивный дизайн!

9.10 Стартует новый квест для взрослых: Pumpkin juice, квест№2"кошки-мышки"

4.10. Начинается запись в первый игровой квест! Активнее, активнее, записываемся и начинаем играть) присылайте заявки по адресу: Pumpkin juice, запись на первый квест.

14.09 Дорогие, любимые, тыквообожатели, огромная просьба отписаться во всех организационных темах. Чем быстрее мы покончим с формальностями, тем скорее начнется игра. На подходе новый квест альтернативной игры первый раз в первый класс Разомнемся, и узнаем чему нас сможет научить профессор Реван и во что выльется его урок для студентов

2.09 ТЫКВЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, УРА-УРА! Мы же собирались переехать? Сказано – сделано, добро пожаловать на обновленный, усовершенствованный и несомненно более удобный форум. По странному и необъяснимому стечению обстоятельств наша ролевая теперь называется marauders: Pumpkin juice! Это значит, что мы провозглашаем культ тыквенного сока! Присоединяйтесь, зови своих друзей к нам, и прославляйте небезызвестный любимый всеми волшебниками напиток. Мы всегда рады новым игрокам, да. Спешите занять свободные роли. Вас ждет теплый прием, захватывающее путешествие в прошлое и веселая компания. Не упустите своего шанса изменить прошлое.






Hic sunt leones - Minerva McGonagall
Педсовет - Alice Longbottom
Уроки этикета - Remus J. Lupin
Добро пожаловать, господа и дамы, на ФРПГ "Marauders. Pumpkin juice!" Присоединяйтесь к нашему уютному коллективу и вперед, "пустимся в погоню за коварной обольстительницей, имя которой - приключение!"


DATE: 1978 год
EVENTS: Уже не первый год магическое сообщество захвачено водоворотом гражданской войны. Министерство магии не может справиться с Пожирателями своими силами, и в борьбу включается Орден Феникса, о чьем существовании пока известно только его участникам.
В Министерстве не прекращаются баталии. Среди сотрудников ходят слухи, что в разгар боевых действий Бартемиус Крауч задумал реформировать Департамент обеспечения магического правопорядка и что министру Бэгнольд вскоре после вступления в должность может быть объявлен вотум недоверия.
Вся страна обсуждает решение, которому так долго не могли дать ход предыдущие лидеры: аврорам разрешили использовать Непростительные заклятия.




Action #000 "I need YOU!"
Action #005 "The Ministry of Magic"
Action #006 "Born to die"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Pumpkin juice! » До 1974 » Help me make the most of freedom


Help me make the most of freedom

Сообщений 1 страница 30 из 37

1

1. Участники: Antonin Dolohov, the Diary

2. Дата и место действия: 24 января 1951, Дурмстранг

3. Описание: Когда студентам Дурмстранга не хватает приключений, они заимствуют канцелярские принадлежности у заезжих иностранцев. Когда заключенному в книгу для записей с пустыми страницами воспоминанию не хватает свободы действий, оно заимствует свободу студентов Дурмстранга.

4. Дополнительно: Эпистолярщина. С благословления Тыквы, снимаем с себя все рамки и ограничения в отношении количества символов в посте.

Отредактировано Lord Voldemort (2016-02-10 20:41:49)

0

2

Англичанин не был слишком внимателен к тому, что происходит вокруг, как, впрочем, и всякий работающий в библиотеке Дурмстранга. Сыграли ли свою роль таинственнын древние чары, препятствующие лезть в чужие дела, или дело было в неизученных пока приступах рассеянности, приключающихся с волшебниками, попавшими в окружение такого количества книг, в любом случае он продолжал искать на полке нужный фолиант, покуда Антонин удалялся с неприметной черной тетрадкой, выуженной из его сумки.
Свидетелей не было, помимо Игоря, который мог бы позже подтвердить, что речь шла вовсе не о краже. Тетрадь лишь была забыта или обронена, а Долохов подобрал ее, дабы позже отыскать хозяина и вернуть его собственность. И кроме того, Игорь должен был убедиться, что вещь принадлежит англичанину, а не кому-то иному, и значит, Антонин выполнил условие проигранного пари.
Появлению англичанина не предшествовали удивительные события или необычайные знаки, нет, он просто возник в замке и начал просиживать в библиотеке дни напролет, насколько о том можно было судить в промежутках между занятиями. Цель его прибытия и присутствия не обсуждалась, сам же он не обращал на студентов большого внимания, что вряд ли может положительно характеризовать гостя, а потому напомнить ему о существовании и других обитателей замка было решением справедливым и закономерным.
Антонин помахал перед носом Каркарова своей законной добычей и удалился с ней в общий зал. Условия передать выигравшему одолженную вещь в пари не было. Завтра он собирался вернуть тетрадь, потери которой рассеянный владелец, вероятно, и не заметил бы до этого срока, если судить по количеству пергаментов в его сумке. На память об этом инциденте англичанину должна была достаться лишь короткая записка, рекомендующая лучше следить за своим имуществом.
Тетрадь оказалась ежедневником почти десятилетней давности, подписанным именем Тома Риддла (и таким образом таинственный англичанин обрел имя, хоть.и весьма незамысловатое) и совершенно пустым. Долохов пролистал его несколько раз, но не заметил ни одной пометки. И в то же время тетрадь казалась потрепанной, словно все эти годы следовала за своим хозяином, сменяя сумки.
Антонин был терпелив. Он применил заклинание, проявляющее невидимые чернила, к каждой пожелтевшей странице и вновь не обнаружил ничего. Глас разума  подсказывал ему, что дело может обстоять нечисто, однако упрямство отрицало саму возможность отступить перед незаполненным дневником, в котором, он чувствовал, что-то было не так. Это чувство побудило его наложить на себя защитные чары, прежде чем взяться за перо, однако дневник не возражал против письма, и Долохов вывел:
"Не залишайте речi без нагляду".
Возможно, англичанину было бы интересно узнать, что существует не единствнная система письменности? Он обмакнул перо в чернильницу и задумался, какой еще совет мог бы пригодиться завсегдатаю библиотеки.

перевод

Не оставляйте вещи без присмотра.

+1

3

[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]
Место, где нет времени или время, где нет пространства. Тьма, полная, абсолютная, вечная - но не смерть. Страх, к которому приходится привыкнуть, потому что он - навсегда. И тишина, которая изредка расступается перед голосом. Всегда одним и тем же. Своим голосом, и от того еще более чужим. Краткий разговор, глоток информации, а затем опять обнаженное сознание, пустота, идеальное ничто. Проще всего здесь сойти с ума. Или поверить в ад, понимая, что все, написанное о том месте магглами - не более, чем порождение нищей фантазии, жалкое подобие реальности. Хуже всего было то, что в эту бездну он шагал - пусть и не имея представления о последствиях - добровольно. Эта мысль превращалась в почти физическую боль. Но боль была недостаточно реальной, чтобы сделать существование в полной пустоте чуть менее невыносимым. 
Но однажды реальным стал голос. Другой голос, хотя, стоя на обрыве разума, он уже не верил, что другой может существовать. В таких условиях даже не важно, что прозвучавшие слова не несли никакого глубокого смысла. Они были началом.
На этот раз страница дневника стала чистой практически моментально, а вот лдя того, чтобы ответить, понадобилось время. Он подбирал слова так, как подбирал бы их для какого-нибудь сложного заклинания, ошибка в котором может стоить жизни. Потому что разум - это и есть жизнь, а потерять разум оказывается совсем несложно, потеряв контакт с внешним миром.
- Мудрый совет.
Он знал, что дальше тянуть нельзя, что обложка может захлопнуться в любой момент, если тот, кто говорит с ним, не получит ответ. Ничего не значащая фраза, но она дает еще несколько секунд на размышление над продолжением. Над тем, что он действительно хочет сказать.
- И все же вещи, оставленные без присмотра, иногда попадают в руки человека, который способен по-настоящему оценить их.
Кому, как не ему знать ценность трофеев. И кому, как не ему помочь другим осознать ценность трофеев. Показать, на что способны некоторые вещи, как бы странно ни было относить себя к этой категории. И, возможно, при удачном стечении обстоятельств, перестать наконец относить себя к ней.
Все, что ему нужно - это всего лишь вырваться из тьмы.
- А это, что бы ни говорили, - явление самого положительного плана.

+1

4

Надпись исчезла за ту секунду, в течение которой Антонин стряхивал с пера излишки чернил, ибо мудрые изречения, окруженные кляксами, несколько теряют в блеске и неоспоримости, а он не желал такого для своих советов. Но чужая тетрадь зашла в своем нежелании еще больше, избавившись от всякого следа письменной речи.
Долохов отложил перо и вновь перелистал ее, разыскивая страницу, куда могли бы протечь чернила. Такой страницы не было, и это повергло его в задумчивость относительно возможных способов исследования, что именно случилось с надписью. В еще большую задумчивость его повергло ответное послание дневника, поскольку позволяло заподозрить, что он имеет дело с артефактом, более сложным, нежели примитивные тетради, зачарованные оскорблять пишущего, а иметь дело с чужими сложными артефактами без ведома владельца еще на первых курсах считалось занятием неблагоразумным. О сложности говорило уже то, что тетрадь отвечала на его же языке.
Наиболее разумным Долохов посчитал захлопнуть дневник и более не открывать его, прежде чем возвратить владельцу. Но существуют также обстоятельства, перед которыми меркнут разумные аргументы, и жажда познания могла в полной мере считаться таковым. Долохов вновь взялся за перо.
- Должно быть, сложно понять, в какие именно руки попадаешь. Так в чем же твоя ценность?
Идея обратиться к артефакту как к одушевленному существу показалась ему смешной, однако позволяла не тратить времени и усилий на поиск формулировок, в которых пристойно задавать вопросы предметам неодушевленным, ожидая при этом ответа. Подумав, Долохов добавил:
- Кто такой Том Риддл?

+1

5

Как сложно разговаривать с тьмой, не зная, слышат ли тебя и слушают ли. Сколько слушателей вокруг, и кто они. Подбирать слова приходилось почти наугад, почти как идти с завязанными глазами по обрыву, только магия здесь не поможет. Сложно понять, в какие попадешь руки? Человек, который сказал это, наверняка не знал, что такое десятилетия пустоты и возможности говорить только с одним человеком. Сложно понять, но любая возможность вырваться из тьмы, даже самая неожиданная, не поддающаяся планированию, бесценна. 
- Да, это весьма непредсказуемо. Но прогресс всегда в некоторой степени неотделим от риска. Отказаться от одного - значит пренебречь другим. Впрочем, до сегодняшнего дня для меня это были не более, чем теоретические измышления.
А может такие возможности все же имеют цену? Такую, как пытается сейчас сложить собеседник. Рационально и расчетливо - разве так подходят к неизвестному артефакту, попавшему в руки случайно, ну или почти случайно? Артефакту, замешанному на магии, собеседнику совершенно точно неизвестной. Разве именно ценность должна руководить им, а не интерес, не исследовательский порыв? Странно и смешно. Рационализм в магических искусствах, несомненно, полезен, но стоит ли скрупулезно высчитывать выгоду от того, что не в силах понять, если лучшие ответы на такие вопросы все же дает интуиция?  Может, не всегда верные, но определенно лучшие.
- Это зависит от того, что ты ценишь и ищешь. Тебе действительно нужны готовые ответы на все вопросы? И ты готов верить им?
Это было бы большой удачей, но можно ли на такое рассчитывать? Было бы слишком просто.
Следующий вопрос был по-настоящему неожиданным. Кто такой? Он знал это имя. Имя было маггловским, и в то же время, несло в себе силу. Что-то в нем было привычным, но неправильным, ненавистным. Это имя было тем, что сковывало его с самого рождения, или не его, а того, кто запер его здесь, сковав этой цепью и избавившись от неё. И после этого вопроса имя как будто обрело наконец очевидность, потому что в нем возникла необходимость. Что бы это ни было, имя принадлежало ему, и хотя понадобилось некоторое время, чтобы понять это, вывод - осторожный и лаконичный - все же возник на странице, и с этой минуты уже не вызывал сомнений в своей правильности.
- Я - Том Риддл.
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

6

Тетрадь весьма откровенно призналась, что это первый опыт ее общения с внешним миром и, возможно, первый опыт попадания в чьи бы то ни было руки, кроме рук англичанина. Долохов счел неуместным отвечать ей взаимностью и сознаваться, что и он до сих пор избегал вдумчивых бесед с предметами обстановки и даже с канцелярскими принадлежностями, иначе разговор приобрел бы излишнюю интимность.
- А что с тобой было до сегодняшнего дня?
У окружающих предметов всегда была история, но пока что ни один не претендовал на наличие биографии и способность ее рассказать. Впрочем, следовало еще убедиться, что предмет действительно обладает подобием сознания и подобием памяти и в самом деле отвечает на вопросы вдумчиво, а не подбирает случайные слова.
Антонин пожалел, что рядом нет никого, кто мог бы наблюдать за ходом эксперимента и сопоставлять результаты с тем, что видел он. Однако Игорь вряд ли одобрил бы переговоры и воздержался от советов немедленно вернуть артефакт, а больше никому нельзя было довериться.
- Очень философский подход, позволяющий уклоняться от ответов, - а также предлагающий пишущему возможность отказаться от готовых истин, чтобы лучше выглядеть в глазах... тетради? - Что бы ты ни сказал мне, это будет готовым ответом или готовой подсказкой. Или нет?
Прежде, чем личность Тома Риддла была названа, дневник помедлил. Долохов не спешил уточнять вопрос. Возможно ли, чтобы тетрадь всего лишь была зачарована отвечать с произвольным промедлением, имитируя размышления?
- Ты человек?
В голову ему пришла внезапная мысль. Он вынул палочку, отрезал пуговицу с рукава и превратил ее в небольшую птичку, а затем перерезал птичке горло. Следующий вопрос его перо вывело птичьей кровью.
- Что случится, если я вырву страницу?

+1

7

Собеседник оказался весьма любопытным, но куда исчезла его практичность? Или он рассчитывал прочесть на страницах чужого дневника роман в стиле Диккенса? Том Риддл мог бы показать много интересного, но автобиография не входила в этот список.
- Я был здесь. Очень долго. Имея возможность узнать лишь то, что записано на страницах.
И это совсем немало. Экспериментальные заклинания, в которых сомневался их создатель, сложные неизвестные в Британии ритуалы, магия, которой, конечно, никогда не научат в Хогвартсе. Чтобы сделать обо всем этом правильные выводы, иногда необходимо обсудить с кем-то, кто понимает. А кто может быть лучшим и более понимающим собеседником, чем ты сам? Том Риддл многое узнал с тех пор, как впервые захлопнулась обложка дневника, на вечность в котором он обрек себя сам.
Тем временем неизвестный собеседник пытался найти какой-нибудь подвох в простом, в общем, вопросе, не желая сообщать о себе ровным счетом ничего, не понимая, что теряет возможность получать ответы из-за этого.
- Но то, что покажется ценным одному, для другого будет совершенно бесполезным. Так можно ли говорить о чьей-либо ценности, не узнав сначала приоритеты того, кто дает оценку? Что ты ценишь? Что ищешь? Зачем дневник оказался у тебя? Я бы смог полнее ответить на твои вопросы, если бы ты ответил на эти.
Человек ли он? Вот уж что можно было бы назвать поводом для философствования. Что есть человек, когда он перестает быть человеком, является ли способность пользоваться волшебной палочкой определяющей чертой человека. И так далее. Тема занимательная, но опасная, а у Риддла был готов лаконичный и ёмкий ответ, не затрагивающих какие-то возможно болезненные струны чужой неизвестной души.
- Воспоминание.
Почти не ложь. Не только воспоминание, и не одно воспоминание - но память, разве не она была неотъемлемой составляющей любой живой души? Или её части. Том Риддл не был человеком, но был памятью о человеке, который уже перешагнул через свою сущность, став чем-то большим.
Следующий вопрос больше походил на угрозу, и Риддл бы засмеялся, если бы мог смеяться. Он знал ответ, но почему бы должен был озвучивать его, давая неизвестному собеседнику пищу для размышлений о неуничтожимых артефактах? В конце концов, чтобы извлечь из дневника страницу, ему пришлось бы выжечь её адским огнем или дать пожевать тетрадь василиску. И все же не оставлять же любопытство без ответа. И не упускать же возможность проверить, как относится неизвестный собеседник к эмпирическому расширению границ собственного познания.
- Магия, заключившая меня в этот дневник очень сильна. Эта попытка убьет тебя, разрушив твое тело и связав душу. В теории, но мне было бы интересно наблюдать это и на практике, так что лучше пригласи того, кто сделает это вместо тебя, и, если ты не против, опиши ход эксперимента на оставшихся страницах.
Однако этот раз что-то было по-другому, и Риддлу пришлось привлечь все как будто имеющиеся у него органы чувств, чтобы понять, что именно. 
- Это не настоящая кровь. Странная. Ты не используешь методологическую систему Гампа для трансфигурации?
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

8

Дневник продемонстрировал удивительную склонность к недоговариванию. Может быть, слишком отвык от человеческого общества, а может, растягивал удовольствие от общения. Что ж, Долохов не собирался жалеть для этого чернил.
Пока что из слов... из записей следовало, что дневник меняет владельца впервые, а значит, первым его хозяином был англичанин, остававшийся сейчас в библиотеке. Если, разумеется, эта вещь не умела лгать, но уличать во вранье канцелярскую принадлежность было бы смешно.
Казалось совершенно ясным, что в говорящую тетрадь не пишут о том, как прошел день и что следует купить в следующую среду. Скорее всего, это были более осмысленные записи, а потому Долохов был заинтригован, но прежде, чем начать расспрашивать о них, он хотел больше узнать о собственно дневнике. И если ради этого придется ответить на несколько вопросов...
- Я ищу и ценю новые знания и новые возможности. Видимо, дневник попал ко мне, чтобы мне их дать.
Что насчет пользы в этом отношении?
Интересным было и то, что сущность, говорившая с ним, отделяла себя от тетрадки, словно тетрадь служила ей лишь оболочкой. Антонин вновь задумался, не следует ли вернуть дневник на место, но... новые знания и новые возможности - не это ли предлагала ему судьба, по чьей прихоти из всех возможных вещей англичанина в руке у него оказалась именно эта?
О нет, воспоминание было плохим определением для того, кто несколько мгновений спустя, пока Долохов выбирал между вопросами "чье?" и "о ком?", написал куда как более интересные вещи, нежели прежняя принадлежность сущности.
- Ты не воспоминание, - написал он и захлопнул дневник.
Продолжать подобный разговор в общем зале казалось уже неуместным. В любой момент мог подойти студент или преподаватель, мог появиться англичанин, все-таки хватившийся артефакта, который оказался куда большей ценностью, чем виделся сначала. Возвращать его Антонину совсем не хотелось, поскольку не следует бросать без присмотра подобные предметы, а значит, англичанин был сам виноват.
Самым логичным было бы вернуться в библиотеку и поискать там ответы на ряд возникших вопросов, но... библиотека была занята.
Долохов собрал вещи, превратил мертвую птичку обратно в пуговицу и направился на башню, на верхней площадке которой почти никто не любил находиться зимой из-за пронизывающего ветра, и это гарантировало уединение, усугубляющееся ранней зимней темнотой.
Дневник непринужденно отвечал ему на языке, чуждом кому бы то ни было в Англии, но сразу отличил кровь от чернил, и это заставляло верить в его... подлинность. Эта вещь в самом деле обладала сознанием, что притягивало и отвращало одновременно, и Долохов пока не мог понять, что было сильнее. За исключением, разумеется, любопытства, которое побуждало его исследовать тетрадь независимо от чувств, которые та вызывает.
На башне он уселся спиной к ветру, положил дневник на стопку учебников, а те на колени, и раскрыл на произвольном месте, не сомневаясь, что страница не имеет значения.
- Ты - душа, связанная с этим дневником.
Реплика позволяла одновременно собраться с мыслями и вспомнить те обрывочные сведения об одной из самых закрытых сфер в Искусствах, которые он сумел почерпнуть из книг, и проверить, насколько Том Риддл будет с ним откровенен.

Отредактировано Antonin Dolohov (2016-02-14 22:34:14)

+1

9

[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]
Цели и ценности у собеседника были отличные. Пусть и несколько неопределенные. Знания могут быть разнообразными, не говоря уже о возможностях. О знаниях говорить было проще. Знаний за проведенные в дневнике годы накопилось немало. Еще в Хогвартсе любители предсказать блестящему студенту блестящее будущее пророчили Тому Риддлу, помимо всего прочего, карьеру магического теоретика. Оказались правы, будь они прокляты. Теория, теория, теория, без малейшей  возможности поставить даже незначительный эксперимент. Приходилось довольствоваться той лишь информацией, которую ему подавали: верить на слово или переосмысливать, анализируя, сравнивая, делая выводы на основе все той же теории. Магия без магии, могла ли существовать худшая судьба для Наследника Слизерина? И разве был хоть один значимый фактор, который помешал бы воспользоваться любым шансом эту судьбу изменить, что бы для этого ни потребовалось?
- Да, похоже, что так. В некоторых дисциплинах я разбираюсь... - пришлось задуматься, какое слово охарактеризует его уровень достаточно точно, - неплохо. Какого рода знания тебя интересуют? Над какими задачами ты работаешь сейчас?
Какой из его ответов все-таки заставил незнакомца закрыть дневник, Риддл так и не понял. Отчаяние, страх и ярость нахлынули мгновенно, но почти так же быстро и отступили, уступая место уверенности, что собеседник вернется. Возможно даже научится отвечать на вопросы, хотя, возможно и не сразу, но научится, если захочет в свою очередь получать ответы на свои. В том, что вопросы у него остались, и что ответы он захочет получить, сомнений тоже не было. В конце концов, те, кто не интересуется окружающим их миром и довольствуются малым в его познании, не хватают неизвестные артефакты и тем более не ведут с ними диалогов. К тому же, человек, не привыкший к познанию мира, едва ли так быстро способен сделать слишком правильные выводы. Слишком правильные - это не могло не беспокоить Риддла. О некоторых его достижениях, обернувшихся этим заточением, миру пока знать рано. Впрочем, может быть, последняя фраза была не более чем выстрелом вслепую.
О том, что это не так, сообщила очередная фраза, появившаяся в дневнике некоторое время спустя. Сколько именно времени прошло, Риддл сказать не мог. Однако, несмотря на то, что он ждал, давать ответ на этот не-вопрос все же не спешил, тщательно думая не столько над формулировкой, сколько над личностью неизвестного и тем, что именно может ему предложить. Ставки, очевидно, повышались. Но пока не перешли той грани, после которой нового владельца дневника стоило убедить вернуть его владельцу предыдущему. Грани, когда интересы Тома Риддла начинали противоречить интересам Лорда Волдеморта.
- Если хочешь, называй это так. В данном случае твоя версия соответствует истине не более, чем моя, и принципиально не меняет ничего. Ты ищешь новых знаний, и для меня информация - это единственное, что существует. Почему бы не объединиться в поиске?

+1

10

Дневник тоже ответил не сразу. Долохов решил, что он может позволить себе подождать, даже если Том Риддл обижен внезапной паузой в разговоре. Домашние задания могли немного подождать, пусть и до завтра, если потребуется, а не замерзнуть на холоде, даже если не пользоваться магией, помогала теплая мантия.
Однако нельзя было сказать, что полученный ответ стоил этого ожидания, поскольку в конечном итоге Том Риддл всего лишь разрешил ему думать по-своему, что ни в коем случае не было похоже на откровенность. Оставалось лишь предположить, что Антонин или прав, или близок к истине, знакомство с которой дневник отчего-то полагает неудобным.
- Хорошо. Прежде всего меня интересуют Темные Искусства.
И как продукт таковых Том Риддл в его нынешнем виде наверняка мог поведать немало, но Антонин не спешил возвращаться к личным вопросам. Та область искусств, к которой, если он оказался прав, принадлежал дневник, лежала вне сферы его интересов сейчас и всегда ранее. Эти подозрения имели значение лишь потому, что люди, искушенные в этой области, попутно обязаны были изучить Искусства очень и очень хорошо, а если это не лишило их желания делиться своими познаниями, тем лучше.
- Без конкретных задач. Меня интересует боевая магия и все сопряженные с ней сферы.
Сообщать дневнику, что в данный момент его задача заключается прежде всего в том, чтобы закончить школу достаточно хорошо, чтобы перед ним открылось максимальное количество дверей, Антонин посчитал излишним. Выбор жизненного пути после окончания школы был тем единственным, что пока не давалось ему достаточно хорошо, поскольку, к сожалению, ни одна профессия не предполагала, что он сможет и покинуть родительский дом и существовать самостоятельно, и отводить большую часть времени теории и практике Искусств, а посему он собирался выбрать из доступных вариантов, когда определится со списком таковых.
- Ментальная сфера меня также интересует.
Вероятно, на этом этапе развития отношений следовало представиться. Сообщать артефакту свое настоящее имя не входило в его планы до тех пор, пока не возникнет абсолютная необходимость, вероятность чего Антонину казалась сомнительной. Придерживаться же абсолютной анонимности означало провоцировать на сей счет совершенно ненужное любопытство, пусть оно и будет негласным.
- Ты можешь называть меня Ежи.

+1

11

Темная магия как основная сфера интересов собеседника была лучшим из возможных вариантов. Риддл мог поддержать беседу на многие темы, связанные с исследованиями самых разнообразных сил и отраслей науки, но говорить об Искусствах он мог практически бесконечно, и, пусть не бесконечными, но весьма впечатляющими считал свои знания в этом вопросе. Во всяком случае, был уверен, что - если, конечно, на его пути не встретился ученый с многолетним стажем, который на досуге развлекается присвоением чужих книг для записей - что у него есть, чем удивить невольного знакомого.
- Хорошо, - повторил он вслед за собеседником, и это действительно было хорошо: как сама сфера интересов, так и то, что о ней заявили прямо, без эвфемизмов и попыток скрыть. - Значит у нас немало общего.
Увы, дальше интересы несколько расходились. Боевая магия - весьма интересный раздел, и Риддл считал себя хорошим дуэлянтом, хотя, по возможности избегал столкновений, понимая, что это не лучшим образом скажется на его репутации. Мог ли он научить чему-нибудь в этой отрасли? Возможно, однако точно не со страниц дневника. Увы, это было мимо цели.
- Ты далеко продвинулся в изучении боевой магии? Используешь в бою Искусства?
Это, наверно, был единственное, чем он мог бы заинтересовать человека, который уделяет боевым заклинаниям наибольшее внимание: использованием в бою темной магии, в конце концов, мало кто решался на это, а ведь преимущество такая тактика давало весьма значительное. А вот следующий озвученный собеседником интерес заставил его оживиться. Чернила исчезли с бумаги почти моментально, и так же быстро на странице появился ответ.
- Что из сферы ментальной магии тебе удалось освоить? Знаком с окклюменцией и легилименцией? Видоизменением памяти? На чьи труды опираешься? Предпочитаешь работать с эмоциями или рациональной сферой?
В общем, более всего его интересовал ответ лишь на один вопрос. Остальные были не более чем приятным приложением и поводом для продолжения беседы.
Названное имя могло быть настоящим или нет, не имея возможности по-настоящему слышать слова, Риддл также не мог с точностью сказать, лгут ли ему. Однако и разницы, по большому счету не было никакой: что может дать настоящее имя тому, у кого нет возможности провести простейший ритуал? Что - кроме информации? Имя лишь подтверждало то, о чем он догадывался уже довольно давно, а точнее, о месте своего нахождения. В последнее время скопированных на страницы текстов, которые имели отношение к системам, не имевшим хода в Британии, становилось все больше. Объяснений этому могло быть множество, и, не получив ответа, Риддл выбрал самое простое. И оно сейчас получало подтверждение от носителя странного имени. Восточная часть Европы, если он оценивал верно. Конечно, и это могло быть лишь совпадением. Впрочем, географический вопрос занимал его значительно меньше, чем открывающиеся возможности.
- Извини, надеюсь, тебя не пугает такое количество вопросов. Редкая удача - встретить человека, который разделяет твои интересы и может поддержать разговор. Ты обучался в Дурмстранге, Ежи?
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

12

Порой люди сообщают друг другу о своем небывалом сходстве, преследуя, как правило, цель не столько поделиться этим уникальным наблюдением, сколько повлиять на умонастроения человека, пораженного подобным судьбоносным настроением и проникшегося симпатией к внезапному брату по духу. Антонин, увы, никогда не чувствовал в себе достаточно симпатии к дешевым манипуляциям, чтобы попасть под действие этого несложного приема, однако нечто подобное в исполнении вещи вновь повергло его в краткосрочную задумчивость. Однако он, конечно, не стал бы отрицать очевидного сходства между ним и дневником; например, оба они находились в Дурмстранге, на вершине башни, и вели переговоры с собеседником несколько иной формы жизни.
- Я хороший дуэлянт, но у меня не было настоящих поединков с серьезным противником. Разумеется, использую. Разве кто-то делает иначе?
Интерес Тома Риддла к ментальной магии оказался весьма глубоким, хотя от Долохова не ускользнуло, что дневник теперь претендует на то, чтобы перехватить инициативу и засыпать его вопросами. В данный момент, впрочем, это его не беспокоило, скорее удивляло -  силу содержания одного из вопросов.
- Работа с воспоминаниями - замена, модификация, создание новых. Наведение иллюзий, в том числе долговременных. Легилименция - слишком грубый инструмент для таких воздействий, я не изучал ее. Вся библиография Ференца Сёке, "Записки на полях чужого разума" Иштвана Мадьяра, "Динамика ментальных структур" Этельки Шекейне - это основные источники.
Сложно предположить, отчего именно венгры так преуспели в том, чтобы сделать работу с разумом настоящим искусством, однако Долохова интересовали не причины, а результат и возможность ознакомиться с их трудами в удовлетворительном переводе, и он таковую нашел.
Ах да...
- Эмоции интереснее. А какими источниками руководствуешься ты?
И к вопросу об эмоцих - нет, разумеется, его не пугали простые вопросы, написанные в простой тетрадке, хотя увидеть, что призраку с английским именем не чужда формальная вежливость, тоже было любопытно.
- Спрашивай. Правильные вопросы порой лучше правильных ответов. Да, я обучался в Дурмстранге.
Долохов секунду помедлил, не желая дописывать, однако в следующую секунду, несмотря на нежелание далеко заходить по тропе откровенности, посчитал нелепой попытку выглядеть более взрослым ради чужого дневника.
- И все еще обучаюсь. Я семикурсник.

+1

13

- Очень многие делают иначе. Особенно там, где Искусства загнаны в угол ограничениями на государственном уровне, общественным мнением и труднодоступностью источников. Что, с одной стороны - вопиющее неуважение к одной из самых великолепных отраслей магии, а с другой - не так уж и плохо, ведь знания о ней достаются тем, кто их достоин. Почему у тебя до сих пор не было поединков с серьезным противником? Разве не их в первую очередь ищут те, кто хочет совершенствоваться в боевой магии?
Конечно, оставался еще вопрос, на каком основании человек может считать себя хорошим дуэлянтом, если ему не приходилось встречаться с сильным соперником. Однако его Риддл оставил при себе, полагая, что едва установившийся диалог - слишком высокая цена за возможность указать кому-то на пустое бахвальство. Которое и само по себе немало говорило о человеке, а значит несло определенную ценность не меньше, чем те немногочисленные факты, которые человек считал нужным сообщить.
Значит, преобразование памяти. Неудивительно, что Ежи, или как бы там он ни назывался, с такой поспешностью заявил, что перед ним вовсе не воспоминание, заключенное в предмет. Наверняка считал себя в этом настоящим специалистом. Хотя  Риддл очень сомневался, что можно быть знатоком ментальной магии, отказавшись от знакомства с легилименцией и, по всей видимости, хотя об этом собеседник и промолчал, окклюменции. Последнее, конечно, требовало проверки, а проверка требовала подходящего момента, которого заключенный в дневнике готов был ждать столь долго, сколь это будет необходимо. Но ни мгновением дольше.
- Бранд Блишвик, Элфрик Нотт, Мэдок Трайп, Янус Гонт. Начинал с их трудов, позже добавил исследования континентальных авторов, немцев, в основном. Венгров начал изучать не так давно. И, боюсь, у меня нет возможности уделять достаточно внимания фундаментальным трудам. Не приходится выбирать, и большей частью я получаю - слово задержалось на странице лишь на мгновение и исчезло, уступая место другому, - получал информацию о современной магии. В особенности той, которую использовал Геллерт Гриндевальд. Увы, приходится восстанавливать её по крупицам, он не спешил делиться своими изобретениями с широкой общественностью. Однако нельзя не отметить впечатляющие масштабы и глубину проработки некоторых сфер в Искусствах. В том числе, и ментальных.
Удивительная закономерность: не венгр, но носитель венгерского имени, вклад которого будет недооценен до тех пор, пока политика не отсупит перед историей, а рациональное не перевесит эмоции.
- Он, кстати, во многом опирался на работы Трайпа, творчески их переосмысливая, особенно в том, что касается модификации эмоциональной сферы, и на те разработки Гонта, которые существуют в опубликованном виде. Мне же удалось обнаружить несколько больше, впрочем, если ты считаешь легилименцию недостаточно тонким инструментом, едва ли это может заинтересовать тебя.
Что ж, хоть в одном выводы оказались верны. Дурмстранг. Место, где Риддл хотел оказаться с того момента, когда впервые узнал о его существовании. В некоторых желаниях хуже всего то, что они исполняются... самым причудливым образом. Ирония судьбы: быть величайшим магом своего времени, знать больше, чем кто-либо, и при этом иметь меньше возможностей воспользоваться своими знаниями, чем этот безвестный студент, один из тысяч безвестных студентов, якобы ищущих знания и возможности, но на деле довольствующимися после окончания школы какой-нибудь средней руки должностью рядом с властью. Строки на пожелтевшей бумаге не могут выдать эмоции так, как выдал бы их голос. Сейчас этому можно было лишь радоваться.
- Последний год? Ты мог бы впечатлить экзаменаторов чем-то, чего они от тебя не ожидают. Это обычно бывает значительным шагом к "новым возможностям". Если, конечно, тебе достаточно тех, которые могут предложить эти люди.
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

14

О том, что в каких-то странах Искусства искусственно ограничены, Антонин слышал, хотя ему всегда казалось нелепым так вредить развитию магии в собственной стране. Такую недальновидность сторонники теорий заговора могли бы посчитать даже результатом деятельности маггловской разведки. Однако и тут оставалось необъяснимое: вмешательство англичанина, представителей одной из этих стран, закончило магическую войну в Европе.
- И все же величайшего темного волшебника нашего времени победил твой соотечественник. Это он "был достоин"?
Замечание относительно серьезных противников было отчасти справедливо, однако дневник не учитывал неизвестных ему факторов, и особенно того, что организация серьезных поединков не входит в обязанности преподавателей Дурмстранга и далеко не всегда вдохновляет сокурсников.
- Тех, что до сих пор мне встречались, я не мог бы назвать серьезными.
Даже Игорь не стремился состязаться в этом на уровне, который устраивал бы Долохова, а тренировочные дуэли стоило бы называть разминочными: столько ограничений в них предусматривалось, что удовольствие от процесса ускользало. Что ж, оставалось дождаться окончания школы и проявить себя уже после этого.
- Мне знакомы Блишвик и Нотт, - Антонин оценил познания Риддла по знакомству с авторами, к чьим трудам он ранее не имел доступа. - Хотя это несколько иное направление развития ментальной магии, его в итоге и предпочел Гриндевальд и проработал действительно подробно. На мой вкус слишком утилитарно. Не предполагается полноценного взаимодействия двух сознаний, сохранность и функциональность чужого сознания не рассматриваются в числе приоритетов, методы предполагают весьма неаккуратное обращение с материалом. Эффективно, но грубо. Венгерская школа куда интереснее. Всего перечисленного, как ты уже понял, они избегают.
К чему разрушать микрокосм, который можно изучать и изучать, настраивать и перенастраивать? К чему поспешность и травматичность, если можно действовать гораздо тоньше и изящнее? Вероятно, знатоки легилименции находили для себя ответы на эти вопросы.
- Нет, расскажи мне о легилименции. Вдруг ты знаешь то, что могло бы меня заинтересовать, но я упускаю это.
Прочитав последние строки, Антонин расхохотался. Благо, при этом разговоре ему не приходилось ни следить за выражением своего лица, ни заботиться о своих интонациях, лишь о подборе слов. Не сразу, чтобы от смеха не дрожала рука, он вывел:
- Недостаточно, но я не знаю, где искать иные. Моя семья не сможет меня поддержать, и сейчас я должен выбирать из того, что есть.
Далее, вероятно, следовало ожидать ответа, подобного речам зазывал на воскресном рынке, и Антонин ни в коем случае не хотел упустить возможность такое послушать - или же прочитать.

+1

15

[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]
"Не величайшего", Риддл едва сдержался от недовольного замечания, и слова так и не появились на странице. Для его собеседника это было бы не более, чем голословным утверждением, таким же пустым бахвальством, как и его собственное, только еще более смешным с оглядкой на то, что это были бы даже не слова человека. Такие порывы приходилось сдерживать, как и порыв ненависти, охвативший Риддла при упоминании профессора трансфигурации. Даже здесь, в тысячах миль от дома, любой школьник считал нужным вспомнить о нем. С трудом он заставил себя вывести на бумаге, казалось бы, очевидное.
- Альбус Дамблдор - сильный маг, - да и кто в здравом уме стал бы это отрицать? - Однако он опасается Искусств, предпочитая совсем другие сферы. Что же касается его победы, есть лишь два источника, проанализировав которые можно говорить об основаниях этой победы. И оба они слишком труднодоступны, чтобы тратить на них время.
Да, дурмстрангский студент, знавший о легилименции лишь из пары не самых сильных источников, конечно, был непререкаемым авторитетом, чьи суждения о тонкости этого искусства могли считаться исчерпывающими. Риддл выслушал их с любопытством, и не смог найти подобающий случаю ответ. Во всяком случае, такой, который не выглядел бы откровенно саркастическим. Он просто промолчал, дожидаясь новой реплики, и дождался. Реплика теперь казалась куда менее категоричной и куда более заинтересованной. Это давало куда больше мотивации ответить.
- Легилименция не подразумевает равноправного взаимодействия сознаний, но можно ли только на основании неравноправия считать контакт неполноценным? Фактически легилименция позволяет вести ту же дуэль, на другом поле, но с не менее впечатляющими результатами. Легилимент имеет возможность увидеть человека по-настоящему. Что он знает, помнит, чувствует, чего боится, о чем мечтает. Сильный легилимент может вывернуть объект наизнанку так, что тот даже не заметит. Ни единой тайны, ни слова лжи. Никакого сопротивления. Эта магия может подчинить, убить, свести с ума, и все это тонко и незаметно, потому что при виртуозном использовании не оставит следа, может модифицировать идеи и эмоции. Но что это по сравнению с ценнейшим, абсолютной информацией? Тем, что получает легилимент вне зависимости от того, желает ли этого объект.
Рассказывать о легилименции - занятие бесполезное. В несколько, пусть даже самых ёмких фраз не передать бесконечный потенциал этой отрасли. И хотя Риддлу не было в этом ни малейшей необходимости, он не мог упустить возможность поделиться крупицей своего, без малого, восхищения этой магической наукой, так же, как делился этим с однокурсниками, которые разделяли его интерес и его продвижение по этой дороге. Делиться с тем, кто писал в дневнике до сегодняшнего дня, было бы попросту глупо. 
- Что бы ни выстроило твои установки о грубости этого инструмента, я уверен, ты изменил бы мнение, изучив хотя бы труды того же Гонта. Как насчет обмена? Я могу дать тебе возможность прочесть то, что недоступно многим другим. В свою очередь я бы познакомился с работами Шекейне. Все что от тебя потребуется - скопировать тексты на страницу.
Разговор о возможностях наконец приобрел некоторую предметность. Если не для иностранца, то для самого Риддла. Возможности, он многое знал о них. Возможности всегда ближе, чем кажется, даже если никто более не в состоянии рассмотреть их, и считают единственно верный избранный путь возможностями упущенными. Возможности всегда под рукой, стоит только протянуть её и взять то, что тебе необходимо.
- Везде. Если хочешь, я покажу тебе некоторые.

+1

16

Интересным было то, что Том Риддл, не будучи знаком с информацией, уверенно заявлял о своем несомненном знании, где эта информация может быть обнаружена. Антонин усмехнулся, но воздержался от комментариев, поскольку, по большому счету, Альбус Дамблдор не имел к нему никакого отношения и не представлял для него никакого интереса. После эпохальной победы сей таинственный человек удалился назад в Англию и более ничем не беспокоил обитателей континента. Можно было с уверенностью считать, что он не объявится здесь и впредь. Хотя мнение, будто Дамблдор опасается Искусств, было несколько неожиданным.
Собственно, более он не стоил того, чтобы тратить на него чернила, и Долохов просто подождал, пока содержательный обмен мнениями вернется к значимым темам. Том Риддл явно был очень увлечен легилименцией, не замечая, что в своих восхвалениях сам себе противоречит.
- "Никакого сопротивления" - лишь до тех пор, пока не начнешь работать с окклюментом. Дуэль не бывает абсолютно безопасной, не так ли? Даже для легилимента.
Известие о том, что с помощью легилименции возможно модифицировать эмоции и идеи, не было новым, но по содержательности подобная идея была сравнима лишь со строительством сложных зданий, каким развлекались магглы, без применения, например, гвоздей. Выполнимо, безусловно. Требует точных расчетов и по-своему приближается к искусству. Но зачем, если есть более адекватные методы? Впрочем, Долохов предполагал, что дневник точно так же может думать о его предпочтительных способах работы с разумом.
- Тебе случалось все это проделывать с помощью одной легилименции? Расскажи!
Теперь идея завтра же вернуть дневник уже не казалась Антонину такой же блестящей, как раньше. Как вещь он, безусловно, принадлежал англичанину. Однако как разумное существо, причем существо в определенной степени человеческое, наверняка имел право голоса в вопросе своего местонахождения. А Долохов имел право совершить доброе дело и предоставить ему убежище, за что, разумеется, Том Риддл непременно пожелал бы расплатиться, дабы не отягощать свою метафизическую совесть.
- Хорошо. Меняемся. Ты понимаешь любой язык? Некоторые фрагменты мне придется копировать по-венгерски.
Продрлжительного зазывания не последовало, что вызвало у Долохова краткое разочарование, а затем любопытство. Дневник был категоричен в своем утверждении о множестве возможностей (разумеется, именно так и должно казаться тому, кто безвылазно заперт в старой тетрадке) и деятелен в своем стремлении быть убедительным. Антонин задумался на некоторое время, потом решительно вывел:
- Покажи.

0

17

[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]
Буквы - всего лишь чернильные линии на бумаге. Они способны рассказать так много, и в то же время, способны многое скрыть. Риддл чувствует себя почти беспомощным без возможности по-настоящему слышать голос, интонации, видеть того, кто обращается к нему. И все же он уверен, что вопрос о небезопасности дуэлей задан не со страхом, а совсем по-другому. С азартом.
- Именно поэтому дуэли так привлекают, я ведь не ошибаюсь?
В некоторой степени собеседник прав: легилименция опасна не только для объекта, но и для самого мага. Так же как опасно в неумелых руках любое оружие, что уж говорить о магическом. Окклюменция может загнать легилимента в ловушку быстрее и надежнее, чем он загнал бы туда себя сам, но только того, кто не чувствует эту магию в достаточной степени. Для любого другого это не более, чем стена, которую можно преодолеть, разрушить или попросту обойти. А кто боится стен?
- Окклюменция - это всего лишь щит. Щит - не оружие, с одним щитом дуэль не выиграть. Легилименция по своей сути сильнее окклюменции, при необходимости и некоторых навыках способна обойти или разрушить даже самую сильную защиту, но действительно искусная легилименция способна вскрыть чужое сознание так, что его носитель даже не подумает о том, чтобы использовать какой-нибудь щит.
И - надо же случиться - именно сильного легилимента и заподозрил в нем иностранец. Это, пожалуй, льстило, хотя  и было довольно спорным. Вопрос оставался лишь в том, кому именно приписывать вне всякого сомнения великие способности и заслуги: теоретику или практику - пусть теоретик и практик и были двума частями единого целого.
- Для легилименции все еще нужна палочка и рука, чтобы эту палочку держать. У меня, как ты успел заметить, нет ни того, ни другого.
Вопрос про языки неожиданный. Понимать всю ту информацию, которую он получал со страниц дневника, было чем-то естественным, само собой разумеющимся. И, если задуматься, кто бы стал делать для него переводы? Да и кто бы предположил, что человек с именем Ежи (или использующий именно это имя для того, чтобы представляться), будет писать по-английски? Если задуматься - но задумывается Риддл об этом лишь сейчас и, сделав выводы, выносит решение.
- Понимаю.
Обмен состоится, обязательно состоится тогда, когда у иностранца будет возможность погрузиться в чтение и изучение того, с чем Риддл захочет его познакомить. Неопубликованные дневники, экспериментальные журналы Гонта, или, точнее, Гонтов, потому что немало его предков внесли свой вклад в Искусства, хоть о вкладе этом теперь знает только один человек в мире и, может, одно воспоминание? Да, обмен непременно должен состояться, но сейчас собеседник не готов читать, зато  готов смотреть, и эта возможность ему моментально предоставлена.
Яркая вспышка - и вместо открытой всем ветрам башни вокруг - древние каменные стены и вода. А в этих стенах то, что они хранили столетиями - Король змей, величайшее наследие Салазара Слизерина, не считая, конечно, самого Хогвартса. Перед василиском стоит человек в простой школьной мантии, но рептилия не собирается убивать, она подчиняется, готовясь исполнять любой приказ. Одна картина сменяется другой, и теперь тот же самый школьник, только теперь в маггловской военной форме, держит перед собой вытянутую руку, а над в воздухе, в пяти дюймах над ладонью в такой живой, почти человеческой ярости заходится огонь, пытается прикоснуться к руке, но бесполезно. Одно резкое движение освобождает его силу, отпускает мгновенно, превращая во взрыв (интересно, заметил ли кто-то из магглов перед смертью странную форму, которую принимало пламя?), в эпицентре которого оказывается маг, по следующему мановению руки которой огонь не гаснет - это невозможно - но уходит в ничто, оставляя после себя горящий совершенно обычным немагическим пламенем городской квартал и молодого мага, рассеянно, но с довольной улыбкой убирающего со лба прилипшие волосы. Еще одна смена декораций: теперь маг стоит перед внушающей кому-то страх, а кому-то восхищение, черной громадой, наворотах которой высечены три слова на немецком, впрочем, они известны сейчас по всему миру, каждый, кто оказывается здесь, без труда понимает их смысл. Как будто собираясь с силами маг некоторое время стоит неподвижно, затем произносит несколько слов и, как будто приготовившись нырять в холодную воду, делает шаг туда, где он не должен находиться. Его не замечают. Многочисленная охрана смотрит на него, но это взгляд в пустоту. Сначала медленно, а затем все ускоряя шаг, маг пересекает тюремный двор и прикасается палочкой к двери. Ничего не происходит. Ничего не происходит, пожалуй, целую долгую минуту, после которой дверь медленно, очень медленно поддается. Он не переступает порог, это ни к чему. Но теперь он знает, что может сделать это в любой момент.
Да, для легилименции в самом деле нужна палочка. Но она не нужна для того, что можно назвать ментальным контактом, а иностранец в своем любопытстве и желании видеть открывает свой разум именно для такого контакта. Он видит, но Риддл видит тоже. Касается сознания сначала осторожно, узнавая лишь то, что лежит на поверхности. Однако этого слишком мало. Намного важнее другое, и он делает еще один шаг, пока что лишь пробуя, насколько просто будет не просто считывать воспоминания или делиться своими, но прикоснуться к сознанию настойчивее. Не пытается управлять - еще слишком рано, не пробует даже заявить о своем присутствии, достаточно просто знать, и узнав, он отступает, оставляя за собой почти незаметный след эмоций: давая дурмстрангскому студенту возможность почувствовать на крупицу больше доверия и - кто знает - может быть даже расположения к малопонятному артефакту.
- Всего лишь некоторые из них.

Отредактировано Lord Voldemort (2016-02-22 02:19:51)

+1

18

Замечание о притягательности дуэлей Антонин посчитал сугубо риторическим, поскольку, разумеется, опасность в разумных пределах была притягательна, как были притягательными и многие другие моменты, и он не считал обязательным растрачиваться на то, чтобы договориться с дневников об очевидных каждому вещах.
- Ты хочешь сказать, - уточнил он, - что окклюмент не заметит, как легилимент проникает в его сознание?
Это казалось маловероятным, примерно настолько же, насколько велик был шанс, что противник, явившийся на дуэль, не заметит ее начала. Однако если был шанс усыпить его бдительность настолько, об этом теоретически следовало знать.
Том Риддл, вероятно, не желал отвечать именно на этот вопрос, что казалось странным, ведь до сих пор он повествовал достаточно откровенно. Теперь же попытка прикрыться своей нынешней бестелесностью выглядела странно, разве что он намеренно старался казаться беспомощнее, чем на самом деле был. Долохов внимательно посмотрел на тетрадку, размышляя, следует ли ему позаботиться о дополнительных мерах предосторожности. Если артефакт был тем, чем он предполагал, его сила должна была быть чрезвычайно велика... Беда лишь в том, что немногие создатели трудов в этой сфере Искусств интересовались воздействием артефактов такого рода на случайных свидетелей, а случаев, когда ими пользовался не создатель, задокументировано и вовсе не было.
Пока что Долохов остановился на том, что непосредственно сейчас не чувствует опасности и не готов обращать на себя ее внимание излишней суетой.
- Но когда-то они у тебя были.
Картины, открывшиеся ему, поражали воображение. Школьник, приказывающий василиску. Василиск, подчиняющийся школьнику. Повзрослевший школьник посреди маггловского поля боя. И еще более повзрослевший теперь уже выпусник, перед которым открываются врата Нурменгарда. Сложно было сказать, первое видение потрясало больше или последнее. Или то, что Том Риддл не вошел внутрь, пренебрег возможностью, за которую многие отдали бы несколько лет жизни. Или то, что Том Риддл в эти мгновения находился в нескольких минутах ходьбы, и Антонин мог услышать его голос, если бы захотел. Ошибиться было нельзя: англичанин в библиотеке и юноша в воспоминаниях были похожи, как близкие родственники. Или как один человек, изменившийся со временем. Долохов верно понял, что представляет собой дневник.
- Я потрясен, - написал он честно и взял паузу для обдумывания следующей реплики, хотя почти сразу понял, что напишет даже после размышлений. - Ты можешь научить меня всему этому?

Отредактировано Antonin Dolohov (2016-02-23 00:26:30)

+1

19

[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]
Большинство людей переоценивает себя. Им вечно кажется, что за обычными словами от них скрывают что-то невообразимо важное. И чаще всего уверены, что они в состоянии понять, что именно.
- Я хочу сказать, что окклюмент даже не подумает использовать свой навык, - легилименция в сочетании с подавлением воли и моделированием памяти творила чудеса, то есть, именно то, чего и следует ожидать от магии. - Впрочем, кажется, именно так я и сказал.
Кажется, продемонстрированные картины немного сбили со студента налет скепсиса. Рано или поздно он пропадал у всех, кому открывалась правда: в большем или меньшем объеме, но все-таки правда. Что же удивительного в том, что на этот раз - раньше? Риддл выбирал моменты наиболее впечатляющие, и едва ли они могли оставить равнодушным кого-нибудь, кто действительно понимал масштаб, а в том, что Долохов - и совсем не Ежи - масштаб понимает, сомнений теперь не было никаких. То, что он не стал сомневаться в истинности увиденного, тоже говорило в его пользу. Или же в пользу того, что студент слишком мало знает о возможностях подложных воспоминаний. Как бы то ни было, он желал научиться.
Он желал научиться, а Риддл знал, что может многому научить. Знания были той единственной валютой, которой он мог расплатиться за возможность найти новые знания. Информация - это жизнь, Искусства - это жизнь, а разве дневник не был создан именно для того, чтобы жизнь сохранить и приумножить? Кроме того, иностранец начинал ему нравится, ведь Наследник Слизерина всегда ценил в людях готовность идти к своей цели даже тогда, когда это может быть совсем небезопасным. И даже если это была... не совсем их цель.
- Я могу попробовать. Но многое зависит от твоего таланта и стремления к этим знаниям. От того, не остановит ли тебя твой страх. От того, насколько ты готов принимать нечто действительно новое. От того, готов ли ты довериться мне. От того, насколько ты увлечен Искусствами и чем готов жертвовать ради них.
Нет, разумеется, не всему. И далеко не сразу. В конце концов, все это - уже пройденный этап, а у Риддла было множество новых идей, формул, ритуалов - которые не осуществить, будучи запертым в дневнике. Двигаться вперед - вот что ему предстояло. И это же, разумеется, предстояло Долохову как вспомогательной движущей силе.

Отредактировано Lord Voldemort (2016-02-25 01:17:35)

+1

20

Не будучи знатоком окклюменции, Антонин не мог с уверенностью спорить о том, как она работает при внезапном вторжении в сознание и может ли случиться так, что власть над этим сознанием будет захвачена прежде, чем дойдёт до первых попыток защиты. Хотя сама такая вероятность казалась ему более чем убедительным аргументом в пользу того, что одной окклюменции для надёжной защиты недостаточно и разумным людям следует воспользоваться либо чем-то еще вдобавок к окклюменции, либо чем-то ещё без неё как таковой.
- Интересно. Как этого можно добиться?
Ментальный контакт на сей раз ощущался иначе в сравнении со всем его прежним опытом, и Долохов  не мог бы поспорить с тем, что это закономерно, ибо имел дело не с обычным человеком и даже не с человеком в строгом смысле слова, а с частью человека, возможно, утратившей под воздействием сильнейшей магии некоторые прежние свойства и приобретшей новые... И какие - невозможно было предсказать. Но все же он по-прежнему не чувствовал опасности, хотя в свете слов о том, что владелец сознания может и не осознать некоторых вещей, это чувство могло обманывать.
По окончании контакта Долохов  произвел краткую ревизию своих побуждений и убеждений и не без облегчения отметил, что ничего в них не изменилось.
Дневник не попался в простейшую из ловушек и не стал обещать научить его всему увиденному, несмотря на то, что языку змей научить никак нельзя, это говорило в его пользу, что бы здесь ни крылось: искренность или умение не попадаться в простейшие из ловушек. Антонин взял недолгую паузу на обдумывание ситуации. Готов ли он был довериться предмету, выкраденному у неизвестного англичанина? Вещи или существу, свойств и умений которого не представлял и едва ли мог бы представить? Тому, что служило воплощением квинтэссенции Искусств? Несомненно.
Незаданные вопросы Тома Риддла, а это были, разумеется, вопросы, казались риторическими и для ответа на них требовалось перейти к заверениям в собственном бесстрашии и одаренности, но Антонин предпочитал, чтобы люди замечали их сами. Так что в конечном итоге он уложил ответ в одно слово:
- Многим.

-1

21

10 февраля
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]
Разговор, начатый с иностранцем несколько дней назад, разумеется, имел продолжение. Причем не только  в виде общих бесед на разнообразные темы, связанные так или иначе с магией, но и, что наиболее ценно, но и в намного более предметном выражении. Риддл получил доступ к обещанным работам венгров, и они даже в таком незначительном объеме давали возможность под совершенно иным углом взглянуть на ментальную магию. Не заменить легилименцию чем-то другим, но добавить к классическому прочтению этой магии новые нюансы, новые рычаги. Может быть, в политике "Разделяй и властвуй" и было отличной стратегией, но не в магии. В магии настоящую власть могло дать лишь объединение всевозможных, иногда противоречащих друг другу течений в единое целое, в ту силу, которой магия и была изначально. Дело не для одной жалкой человеческой жизни, но времени у Риддла было предостаточно, и он собирался использовать это время с толком.
Сам он тоже отдавал обещанное. Отдавал не скупясь, не преследуя цели оставить какие-то находки предков исключительно в своем пользовании. Это пусть будет заботой того, кто на самом деле мог пользоваться информацией. Риддлу же необходимо было завоевать интерес и доверие единственного собеседника в той наибольшей мере, в которой тот готов был доверять и интересоваться. С каждым днем, с каждой фразой этот мост становился шире и устойчивее, и совсем скоро вырос настолько, что заключенный в дневнике счел возможным предложить дурмстрангцу не просто поглощать то, что было изучено и написано до него, но и создать нечто совершенно новое. Цель была избрана высокая, пожалуй, планка стояла немного выше, чем студент мог бы себевообразить. Это было вызовом. И, разумеется, возможностью. Для каждого из участников эксперимента.
Очередные строки, теперь уже не пустые рассуждения и осторожные попытки вырвать от собеседника немного больше информации, а магические формулы и расчеты, записанные неровным почерком спешащего человека, исчезли с пожелтевшей от времени страницы, заставив Риддла поразмыслить с минуту, прежде, чем ответить.
- Да, так должно сработать. Но в твоем языке слишком много согласных. Формула на латыни будет эффективнее. Не даст такого мощного эффекта, но сделает заклинание более тонким, даст возможность лучше контролировать процесс, а в течении ритуала это важнее, чем сила заклинания.
Хотя и этот, черновой, вариант стоило сохранить в памяти, чтобы подумать над ним на досуге. Некоторые преобразования вполне могут сделать именно из созданной Антонином формулы весьма удобное боевое заклинание.
- Теперь, имея вербальный катализатор, можно искать материальный.

+1

22

С глупого пари, которое стоило проиграть хотя бы затем, чтобы выигравшему больше не хотелось просить с должника ничего столь же нелепого, прошло немногим больше двух недель. За это время англичанин если и заметил пропажу, то никак не попытался ее разыскать. Антонин все же избегал встреч с ним, насколько это возможно было сделать, не вызывая подозрений. Это оказалось легко, поскольку Том Риддл, а Долохов был теперь уверен, что так его и зовут, по-прежнему казался поглощенным своими занятиями. Что если дневник лгал, и англичанин если наблюдал за их перепиской? Но эта вероятность уже не могла остановить Долохова. То, что отдавал ему дневник, не было подделкой, оно работало, оно позволяло дополнять его собственные умения. Если оба Тома Риддла и получали от этого свою неясную выгоду, то пусть, до тех пор, пока Антонин получал свою.
Недоволен был лишь Игорь, который вряд ли поверил, что Долохов вернул дневник на место, но разумеется, не решался ни проверить это, ни сообщить о краже. Чтобы не вызывать подозрений, дневник обрёл красную с белым обложку, хотя, конечно, такой остроумный ход и не помог Каркарову избавиться от всех своих подозрений, но все же Антонин сделал для душевного спокойствия друга все, что мог.
Общение с дневником и конспектирование венгров однозначно сказались на выполнении наиболее бессмысленных учебных заданий, однако преподаватели основных предметов, которыми он интересовался, не менее однозначно были довольны его внезапными прорывами под конец обучения и прочили хорошее начало карьеры... где-нибудь. Что ж, это могло подождать.
Когда Том Риддл предложил ему создать нечто новое, Долохов согласился без раздумий. Школьная программа больше не могла предложить ему того, что вдохновляло бы его и занимало его мысли целиком и полностью, а дневник - мог. Объект он выбирал сам, сознавая, насколько рискованно и неразумно подобное приложение усилий. Но все же, когда совершать безумства, если не в восемнадцать, и как, если не способом, который должен был всколыхнуть всю школу и, вероятно, намекнуть англичанину, что его имущество нашло достойное применение. Не желая быть пойманным на воровстве, Антонин был все же несколько задет тем, что его поступок остался совершенно незамеченным. Это следовало незамедлительно исправить.
- Хорошо, я опробую латынь.
Составление формул на латыни удавалось ему тяжелее, чем на обоих родных языках, но эта задача была посильной. Том Риддл был прав, контроль над ритуалом ослаблять не следовало ни при каких обстоятельствах, если Долохов не хотел повторить академических успехов Гриндевальда, а он, разумеется, не хотел.
- Материальной составляющей будет артефакт, он сработает в нужный момент, а я буду управлять его действием с расстояния.
"Вероятно, я смогу", - следовало бы написать здесь, однако Антонин не хотел сомневаться уже сейчас. Если возможно было заключить фрагмент человеческой души в тетрадь и оставить ей способность мыслить и осознавать себя, то передать другому предмету лишь некоторые команды должно было быть возможно тоже. Хотя ему никогда не приходилось делать ничего подобного, в общих чертах он мог вообразить примерные принципы создания такой вещи, и главным затруднением было одно.
- Мне нужно лишь научиться делать это, оставаясь в школе.

+1

23

Готовность без лишних вопросов пробовать новые методы, если старые доказывали свою неэффективность, была еще одним значимым фактором, который говорил в пользу Антонина. За несколько недель общения таких факторов накопилось немало, вполне достаточно, чтобы иметь в виду перспективу длительного сотрудничества. Однако для начала стоило завершить этот небольшой, но весьма интересный проект. Управление сознанием масс, пусть пока что лишь магглов, но без использования уже известных методов, не напрямую, но через артефакт - даже если не говорить о прикладном применении результатов такого эксперимента, это было как минимум интересно.
- Тебе приходилось создавать артефакты, способные воздействовать на сознание не только носителя, но и окружающих?
Не исключено, но весьма маловероятно. Сомнительно, чтобы этому обучали даже в Дурмстранге. Сомнительно и то, что даже в Дурмстранге есть для этого возможности. Впрочем, кто знает. Если нет, то значит, наступает время экспериментов. Теоретически Риддл знал, что необходимо делать, чтобы создать нечто подобное. Теоретически - потому что это было как раз из тех знаний, которые он получил уже после того, как оказался заключенным в этих страницах. Впрочем, он был уверен, что справился бы и с воплощением. Если бы только была возможность проверить... Увы, он знал, что не должен торопиться, что должен ждать подходящего момента. Ожидание всегда давалось нелегко, даже теперь, когда времени, казалось, было предостаточно. Или даже особенно теперь.
Пока Риддл размышлял над этим без всякого сомнения важным вопросом, иностранец подтвердил его подозрения: опыта создания подобных вещей, а может быть и более того, опыта взаимодействия с ними у него не было. Значит, ему необходима была помощь, а Том Риддл не имел привычки отказывать в помощи тем, кто в ней нуждался, пожалуй, это было единственным, чему стоило бы научиться у Дамблдора.
- Это сложно. Но нет ничего невозможного. Тебе лишь необходимо связать артефакт с собой, этот маневр даст тебе возможность не терять над ним контроль, когда он окажется в чужих руках. Правда, в этом случае придется уделить внимание тому, чтобы артефакт не был обнаружен: отследить его создателя будет слишком просто.
Было бы очень печально провалить такой проект из-за какой-то мелочи. Было бы слишком опасно оказаться в руках кого-нибудь более осведомленного, чем школьник, тем самым открыв свою сущность.
- На твоем месте я бы искал исполнителей в каком-то закрытом поселении, не контактирующим активно с внешним миром. Полагаю, здесь должно быть немало подобных. Контролировать множество с помощью лишь одного артефакта будет значительно проще, если объекты будут также связаны между собой, а что может связывать прочнее, чем кровь?
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

24

За время обучения в Дурмстранге Антонину приходилось создавать немало полезных вещей, часть из которых входила при этом в школьную программу. И, возможно, Том Риддл удивился бы, узнав, что на определенном этапе студенты сощдают в том числе и артефакты, влияющие на сознание окружающих, поскольку под это размытое определение подходили и веселящие чернила, и нагоняющие скуку носовые платки, какими ему приходилось порой развлекаться.
- Приходилось. Но это было краткосрочное и поверхностное влияние, к тому же на одного человека.
Из этого опыта в зависимости от оптимистичности настроя Тома Риддла можно было сделать два противоположных вывода: что Антонин получил первоначальное представление о принципах и сложностях процесса, и это было крайне полезно; что подобные мелочи не могут считаться достаточным опытом, чтобы заявлять о знакомстве с рассматриваемой сферой. Долохов предпочитал первый вариант.
Способов связать артефакт с собой имелось некоторое количество, и каждый из них действительно позволял себя отследить, попади в надежные руки. И в то же время, если Антонин хотел непосредственно контролировать процесс, а он, несомненно, хотел, нельзя было допустить, чтобы в какой-то момент он сошел со сцены. Оставалось лишь одно.
- Он уничтожит себя, когда больше не будет мне нужен.
Слова Риддла о полезности кровной связи для подобных опытов заставили его усмехнуться, вспоминая дорогую семью, которая, конечно, прекрасно бы подошла для эксперимента, ибо кто из его братьев отказался бы побывать в Дурмстранге? Как жаль, что задействовать их было бы слишком опасно, да и затруднительно в силу сугубо географических причин.
- Поиск материала не доставит затруднений. Лучше расскажи мне...
Антонин задумался и покачал пером, испытывая некоторую неловкость, как бы это ни было неуместно в его отношениях с дневником.
- Ты сохраняешь связь с тем, кто тебя создал? Он может управлять тобой?

+1

25

Краткосрочное поверхностное влияние на одного человека было вовсе не тем, что имелось в виду. Более того, Долохов понимал это. И еще более - Риддл понимал, что Долохов понимал. Но озвучивать эту деталь было совершенно не обязательно, и он не озвучил, оставляя за собеседником право на опыт. И право быть уверенным, что этот опыт действительно поможет ему, потому что в действительно великих свершениях уверенность в своих силах - первая ступень, если она прогниет, падение неизбежно. Другое дело, что ступень это не единственная, и важно не забывать и об остальных.
- Хорошо. Каким образом ты планируешь сделать это?
Вопрос не праздный. Искусства чаще всего оставляют за собой заметный след, который в состоянии отследить тот, кто знает, как искать. уничтожение артефакта должно быть идеальным, даже малая его часть, если она будет обнаружена, способна дать много информации о создателе. Существовало несколько способов избежать такого неприятного развития событий, но делиться своими собственными соображениями на этот счет Риддл не спешил. В первую очередь ему интересно быо узнать, каким образом решает такую задачу сам Антонин, это было бы еще одной небольшой частью мозаики, которая складывалась в картину образа мыслей собеседника, так необходимую для осуществления поставленной цели, многим больше, чем задуманное дурмстрангцем управление толпой магглов.
Однако получать ответы на вопросы можно было лишь давая иногда свои. Обычно вопросы касались текущей задачи, лишь иногда затрагивая сферы магии другого уровня, чаще всего той, которая была непопулярна или вообще неизвестна на континенте, но помогала создать более или менее целостную и всестороннюю картину по какому-либо вопросу. Сейчас же любопытство собеседника, хоть и было формально связано с тем, что обсуждалось, очевидно было направлено не только на решение конкретной задачи. И все же необходимо было ответить.
- Я - его воспоминание, Ежи. Порождение его сознания. Не думаю, что эта связь действительно может быть нарушена.
Ведь что может связывать прочнее, чем кровь? В некотором роде, это почти та же родовая связь, о которой когда-то любила поразмышлять Вальбурга. Ты остаешься частью породившей тебя крови, и единственное, что ты можешь сделать, чтобы исправить это - уничтожить остальные части, для того, чтобы стать единым целым только с самим собой. Её слова и его собственные выводы переплелись в тот самый момент, когда он узнал от Морфина Гонта, что тот, кто дал ему однажды свое имя, не зная о том, все еще жив, и более того, совсем рядом. Переплелись, образуя нить, которая привела Риддла в дом на холме. Он знал, что должен сделать, знал всегда, и лишь мгновения, первого взгляда на этих магглов было достаточно, чтобы это знание наконец открылось ему. Увы, с той связью, которая существовала между ним и тем, кто заключил его в дневник, невозможно было покончить так же просто и быстро, как со своими семейными узами. Не в таком состоянии.
- Нет. Он не может управлять мной и не знает о нашем разговоре.
Впрочем, если задать тот же вопрос магглам, которые станут материалом для эксперимента, ответят ли они иначе?
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

26

Антонин ощущал себя странно, когда у него не находилось ответов на вопросы, которые задавал Том Риддл. Это чувство смущало его, поскольку, пытаясь казаться чужому дневнику более знающим и опытным, чем был, сам себе он казался смешным. И в то же время в некий момент времени, и он затруднялся вспомнить, в какой, мнение Тома Риддла стало для него существенно, как бывает существенно мнение всякого, от чьей доброй воли зависит твоя возможность получить нечто важное. И знания, которые Долохов получал от дневника, были несомненно важны.
Не без колебаний он вывел:
- Я все еще думаю над этим. Артефакт должен быть таким, чтобы даже маггл мог уничтожить его по моему приказу.
Достаточно будет придать необходимые свойства листку бумаги, а после приказать его сжечь, ведь первое, с чем ассоциируется толпа магглов, пришедшая к волшебникам с недобрыми намерениями, - костры и факелы, а нужный факел будет зажжен от магического огня, и даже если его окажется недостаточно, чтобы уничтожить все следы, зимний ветер унесет пепел и рассеет его так далеко, что собрать его в сколько-то значимых количествах будет задачей мало выполнимой. Даже если его соберутся искать, ведь будут еще и обманки, артефакты малой мощности, следы от которых поведут в пустоту, где уже каждый дознаватель сможет додумать себе версию, которая ему понравится.
И все же Долохов колебался, не будучи уверен, что не составил схему слишком сложную и слишком легко проницаемую одновременно, и пока что не решался советоваться с Томом Риддлом, чтобы не выставить себя на посмешище. А кроме того, его занимала другая мысль, вряд ли реализуемая сейчас, поскольку замахнуться на все и сразу в Искусствах не может себе позволить тот, кто намерен жить долго и счастливо. Но все же, все же...
- Артефакт наделяют нужными свойствами заклинания и ритуалы, - написал он - Что если проделать все то же самое с человеком?
От Тома Риддла, того из них, с кем Долохов имел эту беседу, вряд ли могло бы укрыться, что вопрос отчасти продиктован его собственной сущностью: если можно заключить человека в предмет, отчего не заключить предмет в человека? Или отчего не избавить эту формулу от предмета вообще, оставив лишь человека и свойство?..
Том Риддл продолжал настаивать, что он лишь воспоминание, и поскольку у Антонина не было способов доказать ему обратное, равно как и намерения проделывать это, он выразил этой точке зрения уважение своим согласным молчанием, равно как не стал и добавлять, что на месте другого Тома Риддла отдал бы управляемой им вещи распоряжение ответить именно таким образом.
- Тот же вопрос актуален и для животного. Я мог бы взять птицу, которая просто улетит. Ты заподозрил бы птицу?

+1

27

- Конечно. Или таким, чтобы не было необходимости отдавать приказы магглу. Например, сделанный изо льда, таяние которого, до нужного тебе момента, сдерживает заклинание.
Долохов думал в правильном направлении, и думал быстро, находя нестандартные решения и, если поверхностный ментальный контакт не подводил, искренне им радуясь. Пользуясь этой эмоцией и той невольной открытостью, которую обычно несет любая радость, а уж радость открытия, которое хочется разделить, тем более, он сделал еще один небольшой шаг по мосту между двумя сознаниями. Еще немного, и он сможет протянуть руку и поймать второе в кулак собственной воли. Но пока говорить об этом слишком рано, а надо говорить о другом, о том, что отвлекало дурмстрангца, давая тем самым простор для маневра. 
- Это сложно, - это чертовски сложно, если быть честным, и это тоже, в некоторой степени, вызов. Риддл знал, что повторяется, но собирался повторяться так долго, как это понадобится, чтобы вложить в голову студента эту простую мысль. - Но нет ничего невозможного. Однако тебе стоит учесть и то, что чем более сложной и многокомпонентной будет твоя магия, чем более тонкие слои Искусств будут затронуты, тем более заметный след она оставит.
И это тоже не всегда плохо. Иногда оставить подпись бывает так важно, важно, чтобы заметили, отметили, обнаружили. Не для человека, который собирается с блеском окончить школу, конечно, в этом Риддл вполне мог понять нового знакомого, и исходя из этого, продолжил.
- Я бы не рассматривал объект как птицу, животное, человека или неодушевленный артефакт, только как объект, к которому ведет след твоей магии, и таким образом заподозрил бы птицу ровно с той же вероятностью, как и что-либо другое. Ты прав в том, что найти птицу будет сложнее, чем обнаружить вещь. И, может быть, те, кто будут искать, рано или поздно решат, что игра не стоит свеч. Это может сработать...
Многоточием в конце он давал возможность Долохову самому завершить предложение, явно подразумевающее "но". Завершить его по-своему или оставить незавершенным до того, как он великодушно озвучит собственную версию.
- Это может сработать, но я, раз уж ты интересуешься, сделал бы по-другому. В конце концов, след Искусств - совсем не проблема. Если он ведет не к тебе.
Найти для них виновного, а не скрывать его. Старо как мир. Так просто и так действенно. И кровь может быть чужой, и чужими руками могут быть сплетены заклинания. А подчинить своей воле какого-нибудь неудачника-студента, который выполнит всю грязную работу, проще простого. Да и передать ему подходящие воспоминания не так сложно, Морфин Гонт тому примером. Пояснять в подробностях Риддл не собирался, sapienti sat. Пусть это не так эпатажно, зато тонко и относительно безопасно.
- Как видишь, возможностей множество, одни не хуже других. Это лишь вопрос почерка.
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

28

Антонин чуть было не написал, что полагаться на быстрое таяние льда с учетом погоды за окном совершенно точно не следовало бы, но уже занеся перо, вспомнил, что дневник не имеет никаких возможностей оценить климат и температуру воздуха. Это следовало воспринять как урок и более не относиться как к человеку к предмету, пусть и наделенному важнейшими признаками человека - мышлением и сознанием.
- Горение быстрее, - написал он. - Маггл нужен лишь затем, чтобы подстраховать, если воспламеняющее заклинание не сработает в нужный момент.
Но Том Риддл был прав в том, что слишком сложные ритуалы оставляют слишком заметный след, а слишком заметный след хорошо лишь тогда, когда идешь по нему, а не когда оставляешь. Мысль сделать вместилищем подобной магии человека была захватывающей и расставаться с ней не хотелось, но Антонин ограничился тем, что пообещал себе повторить это в другой раз, тогда, когда вокруг не будет слишком многих свидетелей, когда он не будет связан запретами и школьными правилами. Разве дом, милый дом, его родовое гнездо, не был идеальным местом для разнообразных экспериментов в этой и любой другой области?
- Ты прав. Нет смысла усложнять задачу искусственно лишь для того, чтобы усложнить. Это не выпускной экзамен.
По мнению Долохова, прелесть птицы заключалась прежде всего в том, что заподозрить птицу в окрестностях Дурмстранга можно было бы с тем же успехом, что заподозрить снег или скалу, на которой стоял замок, а люди чаще всего ищут там, где светло. Достаточно будет повесить одному из магглов на шею дешевый амулет из ближайшей лавки, чтобы других причин никому не хотелось искать.
Идея переложить вину на другого не вызвала в нем нового прилива вдохновения, ибо, вероятно, могла бы быть по-своему хороша и интересна в других условиях, отличных от школьных. Здесь же Антонин не видел никого подходящего, чтобы переложить на него ответственность. Часть соучеников были заведомо слабы, и ни один разумный человек не поверил бы, что они способны на сложное волшебство, вдобавок нарушающее все правила школьного распорядка. Часть, напротив, были перспективными волшебниками, и научившись в детстве ценить саму способность к магии, Долохов не хотел, чтобы хотя бы один из них был этой способности лишен лишь ради того, чтобы удалась его задумка.
- Я возьму птицу, - написал он. - И позабочусь о том, чтобы ее не заподозрил никто.
И потом она улетит так далеко, как только успеет, прежде чем прекратится заклинание, превратившее ее в существо с крыльями, из... неважно.
Была еще одна мысль, промелькнувшая быстро, но слишком яркая, чтобы упустиь ее. Привести цепочку к Тому Риддлу, чужаку, а ведь чужаки заведомо подозрительны и никогда не ясно, что они замыслили... Но нет. Нет. Антонин не рискнул бы выступить против того, кто создал этот дневник, и не был уверен, что эта мысль принадлежит ему, а не подсказана чужим воспоминанием неизвестно зачем.
- Мы приступим завтра.

+1

29

Скорость, увы, не всегда есть признак надежности, и Том Риддл хорошо представлял себе, как удивительно точно воспроизводят себя из собственного пепла некоторые вещи. Если, конечно, иностранец не собирался развести под стенами Дурмстранга Адское пламя. И хотя на это было бы весьма интересно посмотреть, в то же время, от такого решения Том Риддл попытался бы оградить слишком приверженного к усложнению дурмстрангца. Во всяком случае, до тех пор, пока был заключен в дневнике.
- Именно. Не выпускной.
Пусть птица. Возможно, никто не захочет тратить слишком много усилий, чтобы отслеживать перемещение источника темной магии, которая ненадолго откроет Дурмтранг для магглов или, во всяком случае, создаст видимость. Если, к примеру, результат получится недостаточно масштабным. Если же нет, если результат получится настолько впечатляющим, что местные профессора, а может и правительство, не пожалеют сил и времени на поиски организатора, если птицу найдут, а её создателя отследят, почему Тому Риддлу должно было быть дело до его дальнейшей судьбы? И, тем более, до его академических достижений и возможности окончить школу.  Нет, ход эксперимента интересовал его намного больше, и подготовка к нему, наконец, была завершена, всего через несколько часов этот эксперимент должен был начаться по-настоящему.

11 февраля
Многокомпонентная магия всегда сложнее одноступенчатой, и её сложность отнюдь не равняется сумме усилий, затраченных на каждую ступень. Этот тезис студенты Хогвартса теоретически усваивают лишь на старших курсах, и многие из них не имеют ни возможности, ни стремления проверять его на практике. Они довольствуются лишь самыми простыми заклинаниями, а зелья предпочитают покупать готовые или доверяться колдомедикам, которые даже не сообщают им, какой именно состав выдают, ограничиваясь заверениями в том, что профессионалам лучше знать. Да, они считают друг друга и, в первую очередь, лично себя, профессионалами, знатоками и мастерами своего дела, но в реальности они не более, чем ремесленники. Лишь единицы сталкиваются в жизни с действительно сложной магией. Исследуют её и усложняют еще более, чтобы добиться впечатляющих результатов.
В целом, результат этой магии и должен был быть впечатляющим. Однако Долохов прилагал слишком много усилий не к результату, а к тому, что должно было стать лишь одной из многих деталей. Связующий артефакт. Желание студента скрыть его от тех, для кого эта вещь стала бы компасом, ведущим к её создателю, было более чем объяснимо. И все же конструкция получалась весьма неустойчивая.
- Придется задействовать больше промежуточных этапов трансфигурации, закрепляя необходимые свойства будущего артефакта частями на каждом из них. Вряд ли ты сможешь придать их уже готовому предмету и сделать систему стабильной. Если не владеешь гоблинской магией, конечно.
О том, что получалось и какие способы использовал Антонин, приходилось судить по отрывочным сведениям, формулам и зарисовкам, которые тот оставлял на страницах. Увы, в процессе создания артефакта дурмстрангский студент оказался ничуть не более готовым делиться подробностями каждого шага, чем тот, кто обычно писал в дневнике. Можно было бы сделать еще одну попытку увидеть все своими глазами, но Риддл был уверен, что подходящий момент еще не наступил, а русский не дошел до той степени отчаяния, когда мог добровольно передать ему право на те единственные органы чувств, которые доступны - свои собственные.
- Не пробуешь использовать кельтскую руническую систему? Если продублировать ею то, что ты уже обозначил, ты сможешь зафиксировать эффект, во всяком случае, на какое-то время, и перейти к детализации.
[NIC]the Diary[/NIC][STA]let me show you[/STA][AVA]http://savepic.ru/8594349m.jpg[/AVA]

+1

30

Найти уединенное место для продолжительных опытов было непростой задачей даже в Дурмстранге, где испокон веков ценилось право студентов на свободу передвижения, хотя, возможно, следовало бы формулировать "особенно в Дурмстранге, особенно поэтому". В итоге Антонин вновь предпочел башню, и прежде всего в силу того, что подняться на нее незамеченным было бы крайне непросто (но все же он наложил сигнальные чары), а также в силу того, что образ чародея, злоумышляющего на высокой башне против населени окрестных земель, и сам он в этом образе, казались забавными, что немного разгоняло страх и неуверенность, вызванные серьезностью задачи.
Дневник был закреплен на пюпитре, где Антонин мог видеть, что еще он напишет, прежде чем чернила пропадут, ибо подсказки Тома Риддла в процессе могли оказаться важны, как никогда. Однако с ответными репликами возникали вполне понятные затруднения, поскольку сосредоточенность на процессе не оставляла много времени для письменных комментариев и даже для того, чтобы диктовать реплики самопишущему перу.
- Разве гоблинская магия доступна для освоения человеку? - продиктовал он теперь. - Если да, я хотел бы взглянуть на источники.
Основой для создания птицы служил большой кусок льда, подобранный на берегу озера, поскольку слова Риддла о таянии, хотя и не показались Антонину чрезмерно разумными, все же каким-то образом повлияли на его решения в этом вопросе. Зима завершалась, и может статься, растаять вместе со всем остальным снегом было наилучшим решением для этой птицы.
- Пока что материал стабилен, достаточно славянских рун. Если две рунические систем начнут противоречить друг другу, до детализации может не дойти.
Пока что на каменном столе перед ним лежали лишь дробленый лед и немного снежной каши, замешанной с несколькими каплями его крови. Долохов всегда любил птиц, и почему бы одной из них не оказаться в числе его родственников? Равномерными движениями он перемешивал снег и лед, пока не прибегая к палочке и придерживаясь не самого популярного, но определенно имеющего право на жизнь мнения, что работа руками в подобных случаях лишь укрепляет связь артефакта с создателем.
- Птица Сирин, - произнес он вслух, но перо поспешило записать. - Ты знаешь птицу Сирин? "Аще человек глас ея услышит, пленится мысльми и забудет вся временная и дотоле вслед тоя ходит, дондеже пад умирает, гласа её слышати не престает".
Руки покраснели и горели от холода, но Антонин не стал обращать на это внимания и, закончив, сразу взялся за палочку и произнес первые заклинания. Сначала казалось, что не изменилось ничего, но приглядевшись, он понял, что снежная масса выстроилась в ином порядке и структура ее теперь напоминает птичьи перья.

0


Вы здесь » Marauders: Pumpkin juice! » До 1974 » Help me make the most of freedom